Сервисы ЖКХ
На нашем портале вы можете найти свою управляющую компанию, отправить в УК показания счетчиков и посмотреть информацию о любом жилом здании города.
Фото рядом
Наблюдайте за публикациями фото в соц. сетях поблизости! Найти нового друга теперь стало проще)

Дискуссия, которую начал своей статьей Захар Прилепин, имеет в своем основании очевидный факт: люди все меньше страшатся слов «сталинские годы», и память о негативе, который имел место, хотя, возможно, в меньших масштабах, чем пытаются представить, уступает место осознанию успешности сталинской экономики.

Дискуссия, которую начал своей статьей Захар Прилепин, имеет в своем основании очевидный факт: люди все меньше страшатся слов «сталинские годы», и память о негативе, который имел место, хотя, возможно, в меньших масштабах, чем пытаются представить, уступает место осознанию успешности сталинской экономики.

Люди помнят, чего достиг Советский Союз в экономике, сравнивают с сегодняшней Россией и не понимают, почему нельзя повторить то, что было – пусть на новом витке развития, с новыми технологиями, с иной квалификацией рабочих, – но все же повторить тот прорыв, который приходится на так называемые сталинские годы.

Самая страшная тайна, о которой не рекомендуют говорить на ток-шоу и писать в газетах и упоминания о которой подвергаются жесткому монтажу на телевидении и сокращению в газетных текстах, – это успехи пресловутой сталинской экономики, или, если не хотите сразу же связывать этот зримый прогресс с именем вождя, можно назвать их успехами экономического развития страны в 1922–1952 годах. Поскольку «МК» – это то редкое СМИ, где можно называть даже те цифры и факты, которые не укладываются в либеральную парадигму, то я эти цифры и факты напомню, хотя они и без того хорошо известны. В начале 50-х годов СССР занимал первое место в Европе и второе место в мире после США практически по всем экономическим показателям, в том числе отраслевым. Позади нас были Великобритания и Франция, Германия, отброшенная назад авантюрами гитлеризма, и Япония, не говоря уже о Китае, бурное развитие которого было еще впереди.

За первую пятилетку в стране построено 1,5 тысячи предприятий, ВВП увеличен в два раза. То есть вырос на 100%. Скажете, что на старте первой пятилетки экономика страны была вообще никакой, отсюда и такой рост? Ладно, смотрим на результаты второй пятилетки. В 1933–1937 годы, за пять неполных лет, построено 4,5 тысячи предприятий. Не маленьких, а полноценных заводов и фабрик в сфере переработки, машиностроения, среди которых, например, ГАЗ. Были построены десятки химических предприятий, а сегодня мы с помпой рассказываем о немецких инвестициях в небольшие производства с численностью работающих в 40–50 человек, причем эти «знаковые» инвестиционные проекты по сути своей – небольшие пристройки к предприятиям нефтепереработки, построенным в довоенные и послевоенные годы.

Но вернемся к строгим итогам второй пятилетки. Рост ВВП – в 2,1 раза, сельхозпроизводства – в 1.3 раза.

В чем секрет такого успеха? Я бы не сказал, что в следовании принципам марксизма. Сталин как теоретик оставался в рамках марксистской догмы. А как практик он смело делал все, что вело к экономическому успеху, к развитию индустрии, к росту промышленности, в первую очередь в натуральном выражении. По большому счету с точки зрения целей деятельности созданная в сталинские годы промышленность оказалась вне сферы товарно-денежных отношений, была вынесена за скобки известного закона стоимости. Проще говоря, при Сталине не ставилось во главу угла получение прибыли. И отдельные предприятия, и целые отрасли, и вся промышленность работали на удовлетворение потребностей. Потребностей людей, науки, армии, геологии, медицины и так далее. Ставилась задача – и решению этой задачи подчинялась работа предприятия на многие годы, а если нужного предприятия не было, его строили и не спрашивали, как оно будет зарабатывать деньги, чтобы платить налоги в бюджет и зарплату инженерам и рабочим.

Это ровно то, чего нам сейчас не хватает. Пусть не в качестве общего принципа, пусть только в плане наведения порядка в голове. Посмотрите на любую отрасль, где сегодня налицо многоукладная экономика, как в первые сталинские годы. Например, пассажирские перевозки в Нижнем Новгороде. По идее обязательную основную функцию должно выполнять государственное или муниципальное (как у нас) автопредприятие. А частникам надо позволить делать то, что оказывается неэффективным, если в деле большие автобусы, то есть подвозить пассажиров к магистральным маршрутам, обслуживая дальние микрорайоны и другие удаленные от главных городских улиц кварталы. И не спрашивать с муниципального предприятия НПАТ рентабельности! Потому что оно создано, чтобы пассажиров возить, а не деньги зарабатывать. Но у нас все наоборот. Частники получают самые выгодные маршруты, гоняют по ним в часы пик, собирая наличную выручку, а муниципальные автобусы трудятся и днем, когда пассажиров мало, и по выходным и вынужденно конкурируют с маршрутками на основных пассажирских потоках. При этом мы еще умудряемся говорить о долгах НПАТ, как будто это частная коммерческая лавочка.

Как тут не вспомнить сталинский принцип: командные высоты в экономике должны оставаться за государством, но при этом предприятия государственного сектора должны работать не ради прибыли, а с целью удовлетворения потребностей обычных людей.

Не хватает лекарств? Давайте их производить! Не хотят это делать частники? Значит, построим государственное производство. Только уж и частники пускай потом не лезут в эту нишу, а торгуют нерентабельной зеленкой. Нет своих технологий? Надо купить заграничные. Сталин, заметьте, покупал и технологии, и станки, и инженеров из-за рубежа приглашал. И пока наш земляк Чкалов готовился к беспосадочному перелету через Северный полюс, наперегонки с Громовым выжимая максимум из отечественного самолета Туполева, третий рисковый пилот Леваневский получил задание купить в Соединенных Штатах лучший американский самолет для этих целей, чтобы сравнить и убедиться, что наш лучше.

Мы завтра назовем аэропорт именем Чкалова, а надо бы поучиться у него и его современников тому подходу, с позиций которого они решали проблемы и достигали побед планетарного масштаба. И ладно уж, давайте назовем этот подход чкаловским, если слово «сталинский» кому-то не нравится. Тут ведь главное сущность, а не название. Хотя, как показывают опросы, и у названия «сталинский» сегодня все меньше противников и все больше сторонников.

Как вам новость?
смешно
нравится
так себе
печально
я в шоке